пятница, 26 августа 2016 г.

Неделя девятая

Этот блог посвящен моему младшему сыну, здесь я для всех и для себя пишу о том, как он растет и развивается, пишу о наших достижениях, наших мечтаниях, пишу о падениях и неудачах. Я решила делиться своими мыслями, своими переживаниями, сомнениями и страхами. Последние 8 недель я рассказывала о том, как мы ездили на дачу под руководством психиатра, как мы с Даней ходили в походы, ели горную малину, учились правильно вести себя за столом (я даже больше него училась не реагировать на некоторые вещи, не вмешиваться и не опекать слишком сильно). По возможности я фотографировала наши приключения и наших друзей и часть всего этого выкладывала сюда.

Девятая неделя очень отличалась и как именно о ней писать, я не знаю. Эта неделя прошла у меня очень тяжело, Даня перенес ее гораздо легче, он меньше капризничал вроде, лучше ел и в целом вёл себя приличнее, НО это я узнавала по телефону. Каждый день я ждала вечера, чтобы позвонить, я настраивала себя перед тем, как набрать номер, чтобы не расплакаться в трубку и не напугать всех взрослых и детей своим дрожащим голосом, я думала, о том, чем именно сейчас может быть занят Даня (за восемь недель волей неволей выучишь распорядок дня на даче), а еще... я боролась со сном в промежутке между 14:50 и 15:20 (один раз я проиграла), я так боялась...

Меня не было рядом с Даней. Я не могла его защитить, не могла его накормить, уложить, помыть и прочее. Я отдохнула физически, но так измоталась выгонять не те мысли из своей головы. Это была не самая легкая неделя в моей жизни.

Когда-то давным давно мы с мужем летали в Стамбул без детей. Дане был год и один месяц. Мы отучили его от грудного молока. Это было интересное время: мы много гуляли, много ели, покупали детям подарки. Возвращаясь, я очень переживала о той минуте, когда я увижу детей. Я боялась расплакаться от избытка эмоций и чувств, боялась, что дети неправильно истолкуют мои слезы. Именно тогда Даня впервые напугал нас тем, что никак не отреагировал на наше возвращение. Он даже не оторвался от своих игрушек и не посмотрел на меня. Тогда я не придала своим опасениям большого значения. А теперь я оказывается очень сильно боюсь повторения такого поведения.

Я боюсь, что Даня меня не узнает, не примет, не будет смотреть в глаза. Я боюсь, что стану ему не нужна, что он меня забудет. Я так боюсь, что потеряю с ним особенную связь. Что мне с этим делать? Я, к слову, переделала все возможные дела, старалась занять себя по полной программе, передвинула мебель в двух комнатах, помыла холодильник, разгребала и распродала часть своего скрап магазина, сходила на один очень полезный мастер класс и сделала альбом, увлеклась воспитанием старшего ребенка и его подготовкой к школе, вообщем, о себе я могу рассказать многое.

А Даниял на самом деле первое время не смотрел мне в глаза по возвращении. Он вышел из машины, взял мою руку и потянул меня в близлежащий магазин (хорошо, что это была аптека и он понял, что там ничего полезного для него нет). Он угрюмо сел уже в нашу машину и ехал всю дорогу молчаливый и угрюмый. Возле дома он снова потянул меня в магазин и ни разу даже не улыбнулся. После мороженого, купленного в магазине, он заметно изменился - стал на меня посматривать с одобрением. Дома Даня вел себя как обычно: бегал, прыгал, не хотел, чтобы ему мешали ходить кругами, хотел заглотить все содержимое холодильника, пытался пить из раковины в ванной комнате и сильно капризничал и злился, если не получал желаемого.
Прогресса большого мы не увидели после 9 недели, зато напереживались вдоволь. Впереди у нас десятая неделя и планируется, что Даня снова поедет без меня. Угадайте, кто из нас двоих хочет, чтобы эти выходные продлились как можно дольше?

Комментариев нет :

Отправить комментарий